levpadalko: (Default)
[personal profile] levpadalko
3 часть.

ОРДИНАТУРА

Первый день в больнице

   Попал я сразу с корабля на бал: на операцию, третьим ассистентом, «крючкодержателем». Всё прошло как по маслу, трехчасовая операция близилась к концу, но вдруг у меня в руках порвалась нитка… Хирурги нахмурились:
- Салабон! Раньше за такое из операционной выгоняли и посылали на месяц в морг тренироваться!
Я хотел ответить, что раньше Н.И. Пирогов такие операции делал за десять минут, но решил не злить дедов. И правильно. Это была просто традиция: показать новичку его место в иерархии.

 В каждой больнице были излюбленные методики операций, то есть одну и ту же паховую грыжу можно было прооперировать одним из тридцати способов, и в каждой больнице выбирали свой. Доходило до смешного: в одной больнице после отсечения аппендикса скальпель и пинцет выбрасывали, а в соседней, когда я так сделал, покрутили пальцем у виска. Даже хирургические узлы, которых существует несколько десятков видов, в каждой больнице вязали по-своему. Поэтому каждый раз, приходя в новую больницу, или даже в новое отделение, приходилось осваивать другие методики, казалось бы, элементарных операций. Для тренировки подходило всё, что попадалось под руку – от резиновых трубок и шлангов до старых дермантиновых диванов.
 Всю вторую половину  рабочего дня сотрудники отделения бесцельно бродили по коридору, посматривали на часы и загадочно улыбались. Разгадка не заставила себя долго ждать: у одного из врачей был день рождения. Рад бы рассказать, как закончился мой первый рабочий день, но вечер того дня я помню очень смутно…
 Утро следующего дня началось с похмелья. Хмурые эскулапы курили, как паровозы, щелкали по кадыку и вопросительно посматривали на меня: не мешало бы проставиться по поводу попадания в ординатуру. Этот вечер тоже выпал из жизни.
На третий день в ординаторскую пришел новый ассистент кафедры и сразу взял быка за рога:
- Я ваш новый сотрудник. Пришел вливаться в коллектив!
Хирурги тяжело вздохнули и  полезли в шкаф за стаканами...
 На следующий день было назначено кафедральное совещание, посвященное приему в коллектив новых членов. После скомканной официальной части был объявлен перерыв, и новоиспеченные члены коллектива, выгребая из карманов остатки стипендии, истощенной за последнюю неделю, пулей понеслись в магазин за водкой и нехитрой закуской. «На селедке» был ординатор второго года обучения Шурик Курылёв. Четкими, отработанными движениями он за минуту разобрал на запчасти селедку и зажимом Бильрота ловко выдернул из нее все кости.
 Мне же досталась нарезка сыра и колбасы, с чем я справился, как мне тогда казалось, быстро и аккуратно. Но зря я радовался - на кафедре тоже практиковался курс молодого бойца. Старые преподаватели нахмурили и долго рассматривали куски сыра и колбасы, неодобрительно качая головами. Слово взял старший:
- Лёва! - сказал он с выражением, выдерживая театральные паузы, - Как тебе не стыдно? Ты же готовишься стать хирургом! Почему у тебя все куски разной толщины и формы? Все ломтики должны быть толщиной ровно три миллиметра! И ты еще собираешься людей оперировать?
 Я вздохнул. Мне было стыдно. Шесть лет в медицинской академии нас учили какой-то ерунде: пестики, тычинки, вакуоли, а нужно было научиться разливаться водку, резать колбасу и сверлить железо.
 Совместное пьянство со старшими коллегами - самый распространенный в нашей стране способ передачи информации из поколения в поколение. Подзатыльник, правда, тоже, но в среде научных сотрудников этот метод не практиковался. Но что я все про пьянство да про пьянство? Мы же иногда еще и работали... А к теме пьянства я еще вернусь…

Первая самостоятельная операция

     Сидели мы как-то с профессором Николаем Петровичем Пампутисом под конец рабочего дня в его кабинете и играли в шахматы. Партия близилась к завершению, и явно не в мою пользу (несмотря на первый разряд по шахматам). Как обычно, профессор драл меня, как ребенка. Позже я узнал его секрет: во время второй мировой войны он был сапёром, а сапёры ошибаются только один раз. Из того, что Н.П. до сих пор жив, можно было сделать вывод, что он никогда не ошибается…
Так вот, заходит в кабинет на консультацию бабушка, вырастившая у себя на затылке атерому размером с перепелиное яйцо. Операция плёвая, масштаб явно не профессорский.
- Вот ты и займись женщиной, - дал указание профессор, забыв, что я не отработал еще и недели.
 В помощь мне выделили одного из преподавателей кафедры, но он, по непонятным причинам, «мыться» на операцию отказался и предложил поддержать меня морально из-за спины. Бабуля, похоже, начала обо всем догадываться: никогда я впоследствии не видел в глазах своих пациентов такого ужаса. Еще бы: пришла на консультацию к профессору, а попала на операцию к какому-то молодому коновалу…  Операция проходила под местной анестезией, пациентка лежала и настороженно смотрела на меня, готовая в любой момент вскочить и убежать. Истекая потом, я трясущимися руками выковырял-таки эту злосчастную «шишку», к счастью, не повредив мозг. Бедная старушка быстро оделась и засеменила прочь мелкими радостными шажками, что-то бормоча под нос.
 Ассистент кафедры хирургии, ответственный за моё образование, в отделении не появлялся, поэтому я стал вариться в собственном соку. Стандарты лечения в те времена отсутствовали, поэтому я лечил пациентов с гнилыми ногами по два – три месяца и, что удивительно, часто спасал их от ампутации, или хотя бы снижал ее уровень. Опытные хирурги сочувственно качали головами и шептались меж собой:
- Молод еще, горяч, скоро образумится.
Специалисты они были давно «выгоревшие» и вопрос начинающейся гангрены решали просто и радикально – ампутацией по Мошондеру (в верхней трети бедра). Со временем я их понял.
Продолжение следует...

Date: 2014-03-11 06:44 pm (UTC)
From: [identity profile] snegok-nik.livejournal.com
Доктор, а фиксации головы во время удаления атеромы никто не делал ?
А если бы невзначай дернулась бы бабушка ?

Date: 2014-03-12 02:37 am (UTC)
From: [identity profile] levpadalko.livejournal.com
Такое не практикуется. Это только в анекдоте: "хорошо зафиксированный больной в обезболивании не нуждается".

Date: 2014-03-12 08:24 am (UTC)
From: [identity profile] fler-du-male.livejournal.com
Отрезать проще, чем лечить? а мальчики кровавые не снятся потом?

Date: 2014-03-12 10:10 am (UTC)
From: [identity profile] levpadalko.livejournal.com
Уже не снятся...

Date: 2014-03-12 10:13 am (UTC)
From: [identity profile] fler-du-male.livejournal.com
Ну а мотивация какая? Очень большой объём работы или "как платят, так и работаем"? Я без особых претензий, если что - сам при больнице рос и в нарды в ординаторской играл не раз :) просто действительно понять хочется.

Date: 2014-03-12 10:56 am (UTC)
From: [identity profile] levpadalko.livejournal.com
Если Вы про гангренозные ноги, то опыт показывает, что не всегда нужно идти на поводу у больных и пытаться сохранить ногу любой ценой. Смертность оказалась значительно ниже, если сразу сделать ампутацию, не дожидаясь развития сепсиса. Особенно у диабетиков. Молодые этого не понимают, их в институте учили сохранять орган. После нескольких похороненных пациентов понимание приходит само. Если человек начинает работать по принципу "как платят, так и работаем", то ему пора из медицины уходить.

Date: 2014-03-12 10:57 am (UTC)
From: [identity profile] fler-du-male.livejournal.com
Понятно. Так и подумал, что дело в КПД и приоритете стратегического успеха над тактическим.

Profile

levpadalko: (Default)
levpadalko

March 2014

S M T W T F S
      1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios